Интервью с руководителем Комитета защиты политических заключенных, общественным деятелем Сапаром Аргымбаевым.

 

- Находящиеся за решеткой общественные деятели Б. Асанов, К. Кадыров, Э. Карыбеков, Д. Сарыгулов заявили, что в городском суде не рассматривается объективно их апелляционное заявление, что судья А. Момуналиев в одностороннем порядке встал на сторону власти, перебивает адвокатов, не принимает во внимание требования закона, растаптывает уголовно-процессуальный кодекс. Вы с самого начала наблюдали за процессом, скажите, соответствуют ли действительности заявление задержанных политиков?

 

- Вспомним, как начиналось дело. В конце марта 2016 года и в начале апреля все телеканалы показывали их фотографии, ставили аудиозаписи, заявили, что К. Кадыров, Б. Асанов, Э. Карыбеков, Д. Сарыгулов собирались силой захватить власть. Они в этом убедили народ, мало того, среди народа возникло недовольство. В ходе судебных заседаний адвокаты неоднократно говорили, что показанная всему народу видеозапись является ложной, поддельной, не соответствует действительности, изготовлена с грубым нарушением закона.

 

Разве может быть основанное на поддельной, ложной, незаконной, не соответствующей действительности видеозаписи разбирательство быть объективным, справедливым и законным?  

 

Конечно нет!

 

В ходе судебных разбирательств выяснилось и было доказано, что следственная группа была вынуждена пойти на пугающие правонарушения, чтобы закрепить следственными материалами ложную и поддельную видеозапись.

 

Если следственные материалы собирались незаконно, с нарушением многих законов, разве вынесенное на основании этого решение суда может быть законным, объективным и справедливым? Конечно нет!

 

- Наверное из-за этого обстоятельства и из-за желания добиться объективного и справедливого рассмотрения дела в суде подсудимые требовали руководителя следственной группы явиться в суд и ответить на вопросы?

 

- Эта просьба подсудимых и адвокатов соответствует закону. Но ведь заранее было известно, что руководитель следственной группы не сможет ответить на вопросы, что он опозорится.

 

Если в протокол судебного процесса занесут то, что руководитель следственной группы не смог ответить на 40-50 вопросов, то судья не сможет выполнить задание власти, ему будет тяжело признать виновными невиновных патриотов. Поэтому судья Момуналиев озвучил различные доводы, начал защищать руководителя следственной группы от правды!

 

- А может у руководителя следственной группы были доказательства?

 

- Если есть, то почему ему бы не явиться в суд, озвучить доказательства и предъявить обвинения подсудимым? Он же не появляется в суде, избегает! Дастан Сарыгулов в последний раз случайно встретил Кадырова, Асанова в торговом центре, в 2013 году. С тех пор он не разговаривал с ними даже по телефону! А следователь говорит: «В начале 2016 года Сарыгулов, Кадыров, Асанов на протяжении трех месяцев готовились к захвату власти».

 

Они заставили свидетелей дать нужные для следствия показания, а на следующий день свидетель ложился в больницу и лечился два месяца. Следственная группа пошла на многие правонарушения. Это было доказано в суде, адвокаты неоднократно говорили об этом. Писали об этом газеты «Азия Ньюс», «Ачык Саясат», «Алиби», «Жаны Ордо», «Res Publica».

 

- На прошлой неделе в газете читал, что Верховный суд отменил решение Момуналиева, прозванного среди общественности «палачом». Майор милиции унизил, оскорбил, выгнал ветерана, и в его же пользу решение вынес Момуналиев! Он наверное из тех, после которых даже трава не растет…

 

- Рассмотрел апелляционное заявление Текебаева и вынес решение тоже Момуналиев. Наверное кыргызы неспроста говорили: «Если говорит народ, значит, это правда»…

 

- Недавно прочитал заключение Общественной экспертной комиссии, состоящей из шести генералов, которая рассмотрела обращение Комитета защиты политических заключенных… Сложилось впечатление, будто возродился Берия и приехал в Кыргызстан… Два генерал-лейтенанта, несколько лет руководившие МВД, ГКНБ, экс-генпрокурор, генерал-майор, бывший заместитель главы ГКНБ, генерал-майор, два экс-спикера Жогорку Кенеша, два генерал-лейтенанта, все они считают, что в отношении упомянутых политиков было выдвинуто незаконное обвинение. Их заключение напечатали в газете. Разве мы живем в обществе, где законы не работают, растоптаны?

 

- Достаточно привести один факт, чтобы говорить о безграмотности следователей и судей. Подсудимых обвинили в насильственном удержании власти и в насильственном изменении конституционного строя.

 

Как оказалось, в насильственном удержании власти можно обвинить только человека, находящегося во власти, если он не хочет добровольно передавать свои полномочия новоизбранному человеку! Как четыре безработных гражданина могли насильственно удерживать власть, которой у них не было?!

 

А обвиняют в насильственном изменении конституционного строя тех, кто опирается на вооруженные силы, находящиеся в подчинении, без референдума, путем игнорирования Жогорку Кенеша, насильственно (указом или декретом) вносит изменения в Конституцию.

 

После семи месяцев разбирательств Первомайский районный суд посчитал, что Сарыгулов и Карыбеков непричастны к насильственному захвату власти, снял с них эти обвинения, но тут же приговорил к 4 годам тюрьмы за то, что они «знали и молчали».

 

А в законе говорится: «Укрывательство преступления – это укрывательство преступника, орудия преступления или обстоятельств преступления». Еще есть уточнение слова «признак» - это материальная, физическая вещь.

 

В следственных материалах нет ни одного из трех признаков.

 

Мы становимся свидетелями того, что судья действительно превратился в «палача».

 

После определения суда о том, что Сарыгулов и Карыбеков непричастны к насильственному захвату власти, возникает вопрос, который не задает ни один человек – как Кадыров и Асанов вдвоем могли насильственно захватить власть? Если 150 сторонникам Текебаева не удалось перекрыть дорогу, то только дурак поверит в то, что два человека могли захватить власть.

 

А судья не только поверил, а даже дал по 12 лет Кадырову и Асанову!

 

- Действительно ли в приговоре Первомайского районного суда написано: «В 2005, 2010 гг. правители страны были свергнуты силой, в результате народных волнений»?

 

- Это правда. Безоружные патриоты вышли на мирный митинг, но власть первой применила оружие: в 2005 году бросали камни, в 2010 году беспощадно стреляли. Когда народ не испугался, не сбежал, Акаев и Бакиев поняли, что ответят за незаконную жестокость и добровольно сбежали из страны.

 

О каких народных волнения пишет судья Боромбаев? Почему он обвиняет народ и оправдывает Акаева и Бакиева? В таком случае нужно оправдать осужденных Турсункулова и Сатыбалдиева, выпустить на свободу Суталинова и Дунганова?

 

Мало того, что члены Временного правительства не выполнили обещания, которые давали народу, так они тайно оправдывают Бакиева, откровенно обвиняя народ с помощью судебных решений?

 

- Как известно, руководить таким комитетом тяжело. Почему вы взвалили на себя такую тяжелую ношу?

 

- Ради справедливости, объективности, честности. Ради будущего детей, внуков, народа и страны. Ради чести кыргызов.

 

Беседовал Нооманжан Аркабаев

 

 

Заключение общественной комиссии (от 24.11.2017)

 

Общественная комиссия в составе нижеподписавшихся лиц, рассмотрев обращение Комитета защиты политических заключенных, заслушав его информацию и изучив представленные им документы, касающиеся правоприменительной практики и правильности квалификации действий Бектура Асанова, Кубанычбека Кадырова, Эрнеста Карыбекова, Дастана Сарыгулова, Бекболота Талгарбекова, Торобая Колубаева, Марата Султанова, Тойгонбека Калматова, Александра Гусева и Каната Исаева, обвинявшихся по ст.295 УК КР, и находившихся или находящихся под следствием и судом

 

Установила:

 

В статье 295: «Насильственный захват власти или насильственное удержание власти» указано, что «Насильственный захват власти или насильственное удержание власти в нарушение Конституции Кыргызской Республики, а равно те же действия, направленные на насильственное изменение конституционного строя Кыргызской Республики, — наказываются лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет». Из содержания данной статьи следует, что квалифицирующими, как в совокупности, так и самостоятельными, признаками данного преступления являются:

 

а) насильственный захват власти,

 

или: б) насильственное удержание власти в нарушение Конституции КР,

 

или: в) те же действия, направленные на насильственное изменение конституционного строя КР.

 

Анализ данной статьи показывает, что все ученые и практики, как отечественные, так и зарубежные, дают по ней однозначные и, по сути, одинаковые толкования и комментарии.

 

1. Под насильственным захватом власти признается завладение ею насильственным (преимущественно вооруженным) путем лицом (лицами), группировками, организацией, которым власть не принадлежала, в обход законодательно установленной процедуры наделения властными полномочиями. В соответствии с Конституцией КР государственная власть разделяется на законодательную, исполнительную и судебную. Исходя из этого, обвинитель обязан определить на какую ветвь власти посягают обвиняемые. Рассмотрим их по отдельности. Судебная отпадает сразу. Что касается законодательной, то ее формирование четко определено Конституцией и конституционным законом и присвоение насильственным путем законотворческих функций попросту бессмысленно и не будет иметь никакой юридической силы, особенно если это будет касаться международно-правовых отношений. Свержение правительства, которое формируется парламентом, также не будет иметь никакого смысла. Поэтому захват власти должен быть направлен на насильственное свержение не только правительства и принудительный роспуск парламента, но также и на насильственное отстранение от должности президента страны, которому напрямую подчиняются органы национальной безопасности и обороны. Таким образом, для захвата власти должны быть насильно и обязательно одновременное отстранение от должностей премьер-министра вместе с членами своего кабинета, распущен Жогорку Кенеш и еще вдобавок смещен принудительно глава государства. Если взять для сравнения по аналогии прошедшие две революции, то в то время действовала другая Конституция, согласно которой в Кыргызстане была установлена президентская форма правления, вся власть была сосредоточена в руках одного человека и его отстранение от должности автоматически приводило к последующему переделу всех ветвей власти. Теперь же абсолютно другая ситуация, которая исключает повторения опыта прошлых революций. Отсюда возникает закономерный вывод о том, что обвиняемым должно быть вменено в вину задействование (для насильственного захвата власти) больших сил и средств с привлечением боевиков, оружия, наличие поддержки в силовых структурах и т.д., и т.п. Иначе не может быть и речи квалифицировать действия указанных обвиняемых, находящихся под следствием и судом, в попытке захвата власти.

 

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Лицо осознает, что совершает действия, направленные на насильственный захват власти в нарушение конституции и желает этого. Любые же намерения и замыслы следует расценивать как оторванные от реальности фантазии, которые уголовному наказанию по закону не подлежат.

 

2. О насильственном удержании власти в нарушении Конституции. Применение этого квалифицирующего признака также не может быть вменено обвиняемым, так как, действия, направленные на насильственное удержание власти заключаются в отказе уступить власть вопреки результатам выборов, референдума, соединенные с применением насилия к представителям политических сил, к которым в соответствии с Конституцией должна перейти государственная власть.

 

Субъект преступления – представитель органов власти, сформированный в соответствии с Конституцией, но обязанный в соответствии с нею же передать государственную власть политическим силам, которые пришли к власти конституционным путем.

 

Действия, направленные на насильственное изменение конституционного строя, характеризуются насилием, преследующим цель изменить общественный строй, политическую систему, государственное устройство (указом, декретом и т.п., минуя парламент или референдум).

 

Субъект преступления – представитель органов власти, в чьем подчинении имеются вооруженные или специальные подразделения, с опорой на которые и осуществляется насилие, что также не имеет никакого отношения к указанным выше обвиняемым.

 

3. Насилие как неконституционный способ захвата власти или ее удержания может состоять: в заключении под стражу, интернировании, насильственной физической изоляции, физических унижениях, побоях, причинении вреда здоровью лиц, представляющих органы власти, сформированные в соответствии с Конституцией КР.

 

Субъектом преступления является представитель органов власти.

 

В силу того обстоятельства, что руководители Национально-оппозиционного движения – К. Кадыров и Б. Асанов, Народного Курултая – Д. Сарыгулов и Э. Карыбеков, Народного парламента – Б. Талгарбеков, Т. Колубаев, М. Султанов, Т. Калматов, А. Гусев не являются представителями органов государственной власти, а также как экс-лидер парламентской фракции Исаев К.  не имеют в непосредственном подчинении вооруженные силы или специальные подразделения, и даже теоретически не могли удерживать власть, которой они не обладают, насильно изменять конституционный строй или заключать под стражу, физически изолировать, наносить вред здоровью лицам, представляющим органы государственной власти, то их действия не могут подпадать ни под одну из трех квалифицирующих признаков ст.295 УК КР.

 

Если в действиях вышеуказанных лиц имелись: пропаганда или призыв к вооруженному мятежу, снабжение мятежников оружием, воинским снаряжением, планирование вооруженных операций и др. действия по материальному или организационному обеспечению мятежа, выявлены списки его активных участников, организаторов и руководителей, то они должны квалифицироваться ст.296 УК КР как вооруженный мятеж.

 

На основании выше изложенного общественная комиссия пришла к следующему выводу:

 

Действия Бектура Асанова, Кубанычбека Кадырова, Эрнеста Карыбекова, Дастана Сарыгулова, Бекболота Талгарбекова, Торобая Колубаева, Марата Султанова, Тойгонбека Калматова, Александра Гусева и Каната Исаева — не могут быть квалифицированы по статье 295 УК Кыргызской Республики.

 

Члены Общественной экспертной комиссии:

 

Кулов Ф. – юрист, в прошлом руководитель министерств внутренних дел и национальной безопасности КР, генерал-лейтенант;

 

Ибраев Б. – экс-генпрокурор КР, генерал-майор юстиции;

 

Дюшебаев К. – экс-председатель ГКНБ КР, генерал-лейтенант;

 

Иманкулов М. – экс-заместитель ГКНБ КР, генерал-майор;

 

Курманов З. – экс-торага ЖК КР, государственный советник 2 класса;

 

Чолпонбаев М. – экс-торага ЖК КР, экс-министр юстиции КР, генерал-лейтенант юстиции.

 

Источник: газета «Майдан.kg» №4 от 07.02.2017 / стр. 7

  http://www.gezitter.org/interviews/67431/

Добавить комментарий

ПРАВИЛА РАЗМЕЩЕНИЯ КОММЕНТАРИЕВ:
1) Не допускайте в комментариях лексику, считающуюся ненормативной.
2) Не обсуждайте и не оскорбляйте личность автора статьи или авторов комментариев.
3) Не размещайте в поле комментария статьи других авторов или ссылки на них.
4) Комментируя статью, не отклоняйтесь от ее тематики и не размещайте в комментариях рекламную информацию.
5) Не допускайте в комментариях разжигания религиозной или межнациональной вражды, а так же сведений, заведомо не соответствующих действительности.
ПРИМЕЧАНИЯ: - Авторы публикаций не вступают в переписку с комментаторами и не обсуждают собственные с материалы. - Редакция не несет ответственности за содержание комментариев. АДМИНИСТРАЦИЯ САЙТА ПРЕДУПРЕЖДАЕТ - КОММЕНТАРИИ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ, СИСТЕМАТИЧЕСКИ ГРУБО НАРУШАЮЩИХ РЕКОМЕНДАЦИИ КОММЕНТИРОВАНИЯ СТАТЕЙ, БУДУТ УДАЛЯТЬСЯ НЕМЕДЛЕННО!


Защитный код
Обновить