Назначенные государством адвокаты попали под пропагандистскую раздачу

Екатерина Трифонова
Корреспондент отдела политики "Независимой газеты"

Один из причастных к теракту в «Крокусе» пожаловался на свой арест, непосредственные исполнители этого пока не сделали. Так что назначенные от государства адвокаты продолжают защиту фигурантов дела, хотя в последние дни и получили из-за этого немало критики и даже угроз. Федеральная палата адвокатов (ФПА) решила заступиться за коллег, исполняющих нормы законов РФ. Показательно, что нападки на назначенцев ведут ультрапатриотические ресурсы, также распространяющие госпропаганду.

Информация о реакции общества на адвокатов, осуществляющих защиту по назначению тех, кто обвиняется в совершении теракта 22 марта, разнообразная. От требований отказаться от дела по моральным соображениям до угроз «отрезать уши» или еще как-то расправиться с ними и их семьями. «К сожалению, точечные заявления о том, что защищать террористов нельзя, прозвучали. Думаю, что люди говорили это от горя, от отчаяния и от непонимания роли адвоката в процессе», – заявила президент ФПА Светлана Володина. Она напомнила, что защитник должен быть в каждом уголовном деле, о каком бы тяжком преступлении ни шла речь: «Смысл в том, чтобы соблюдался закон. Суды должны проходить в состязании сторон – обвинения и защиты. Именно тогда появляется уверенность в доказанности обвинения».

По словам советника ФПА Бориса Золотухина, речь идет именно о конституционной обязанности каждого адвоката, от которой он не вправе отказаться. Более того, есть обязанность «обеспечить даже такую мразь защитой от государства и за счет государства». И он тоже напомнил «НГ», что следование позиции доверителя, за исключением убежденности защитника в самооговоре, – это обязанность адвоката, прописанная в законе.

Так что если при избрании меры пресечения подзащитный, даже полностью признающий вину, просит суд оставить его на свободе, то адвокат обязан подать ходатайство. Коллеги, настаивает Золотухин, честно выполняют свой профессиональный долг, а с учетом «той грязи, которую на них льют, проявляют при этом и гражданское мужество».

Президент Федеральной палаты адвокатов РФ Светлана Володина напомнила, что ее коллеги действуют строго в соответствии с законом.  Фото с сайта www.fparf.ruЭксперты, опрошенные «НГ», в один голос настаивают: осуществление защиты не означает, что адвокат оправдывает совершенные поступки, его задача следить, чтобы в ходе следствия и суда закон исполнялся в полной мере. Или, как сказал управляющий партнер адвокатского бюро «Карпов, Тараборин и партнеры» Дмитрий Тараборин, адвокаты не защищают террористов, насильников или убийц, они защищают людей. Пусть и обвиняемых в совершении самых страшных преступлений, но «имеющих право на защиту, гарантированное той самой Конституцией, за принятие которой голосовали в том числе и те, кто сейчас угрожает коллегам». Это происходит, по его мнению, «не от большого ума, а от большого невежества». Ведь в отсутствие защитника обвиняемого невозможно поместить в СИЗО, судья, «выйдя в зал и не обнаружив там адвоката, банально не станет рассматривать ходатайство следствия об избрании меры пресечения». Без адвоката не получится привлечь человека в качестве обвиняемого, допросив его таким образом, чтобы эти показания в последующем можно было использовать в качестве доказательства. «Если кому-то кажется, что широко разошедшиеся кадры «общения» с силовиками являются доказательствами вины задержанных, то вынужден таких разочаровать. В суде это даже и не будут исследовать, хотя бы для того, чтобы не поставить под сомнение законность и достоверность последующих допросов», – пояснил «НГ» Тараборин. А адвокат по назначению «вообще не выбирает подзащитных и, по сути, не имеет возможности отказаться от малоприятной миссии, хотя получает за это от государства сущие копейки». «Я вас уверяю, если бы все адвокаты вдруг отказались от защиты этих обвиняемых, председатель Следственного комитета в паре с председателем Басманного суда были бы вынуждены срочно звонить в адвокатскую палату и буквально требовать выделить им адвокатов», – заявил он.
Зампред рабочей группы Гильдии российских адвокатов по развитию бесплатной юрпомощи Ольга Власова напомнила «НГ», что почему-то никто не возмущается, когда врачи оказывают помощь задержанным подозреваемым, получившим травмы. А ведь могли бы сказать: «Да как же они лечат этих преступников, да им самим за это нужно уши отрезать». Она указала, что, вступая в профессию, адвокаты приносят присягу, обязуясь защищать всех. Согласно ст. 48 Конституции, каждому гарантируется право на получение квалифицированной юрпомощи, иными словами, само государство обязано любому обвиняемому предоставить адвоката. «Публичная функция адвокатуры заключается в том, чтобы обеспечить участие защитника в любом деле, чтобы и следствие, и суд смогли работать и обеспечивать нашу безопасность», – подчеркнула Власова. Для этого и существует так называемая система предоставления адвоката по назначению, которая в большинстве регионов автоматизирована, что позволяет избегать нарушений при отборе защитников для участия в конкретном уголовном деле. Однако адвокат, принимая такое поручение через автоматизированную систему, не получает полной информации о том, кого именно он будет защищать. А приняв поручение, адвокат уже не может отказаться от защиты обвиняемого. «Я не знаю таких коллег, которым приносила бы удовольствие защита такого рода преступников. Это тяжелая – и морально, и физически – и очень эмоционально затратная работа», – заметила Власова.

С юристами солидарны и представители других профессий, которые также обязаны оказывать содействие людям, невзирая на их личности. Например, члены Общественной наблюдательной комиссии Москвы уже подтвердили готовность реагировать на запросы обвиняемых по делу о теракте в «Крокусе». Как сказала «НГ» член комиссии по медицинскому сопровождению при ОНК Москвы врач Мария Ботова, когда человек совершает преступление, он несет за это ответственность согласно закону, но «если другие начинают нарушать закон в отношении этого человека, то чем они лучше?». Нередко, по ее словам, она тоже сталкивалась с комментариями и вопросами в свой адрес: мол, зачем помогать преступникам? «Они преступили закон, но значит ли это, что их нужно или можно пытать? Может быть, их не нужно лечить? Однако не нужно другим становиться такими, как они, а наказание за свое преступление они понесут», – подчеркнула Ботова. И напомнила, что и врач всегда остается врачом, «хоть олигарха он лечит, хоть бомжа, хоть преступника – террориста или педофила». У врача есть право отказаться от лечения конкретного пациента, за исключением экстренной помощи, но и тогда такое бремя попросту упадет на плечи другого медика.

Как считает член президентского Совета по правам человека Александр Брод, угрозы адвокатам по назначению, защищающим подозреваемых, неприемлемы, также мишенью не должны оказываться правозащитники, которые наблюдают за соблюдением законности процессуальных норм. «Ненависть не должна лишать разума, если мы говорим о создании правового и цивилизованного государства. Но на практике до этой цели пока далековато», – сказал он «НГ». 

По его словам, «после теракта выявилось несколько важных тем, в том числе и болевых»: «Обеспечение безопасности граждан, с чем по-прежнему большая проблема. Сочувствие и милосердие – и стало понятно, что общество не зачерствело окончательно. Десятки тысяч доноров, цветы у мемориала, слова соболезнования и сопереживания». В то же время Брод констатировал, что оказался заметен взлет агрессии и нетерпимости к Западу и приезжим в Россию, зазвучали требования о возмездии, ужесточениях и даже снятии моратория на смертную казнь. «Поддерживаю призыв Татьяны Москальковой не допускать пытки к задержанным. Несмотря на праведный гнев, мы не должны опускаться до дикости неправовых мер», – заявил «НГ» Брод.

Адвокат адвокатской палаты Московской области Сергей Макаров обратил внимание, что безопасность адвоката, оказывающего юрпомощь, а особенно – в резонансных делах, «должна быть обеспечена всегда, везде и ото всех». Просто потому, что тот осуществляет профессиональную деятельность, основанную на законе, а тем более, когда выполняет функцию, предписанную государством, «которое по Конституции несет обязанность обеспечить юридическую помощь всем подозреваемым и обвиняемым, в каком бы жутком преступления их не подозревали или уже не обвиняли». И такая безопасность адвоката начинается даже не с того, что нельзя угрожать ему и нападать на него, вредить имуществу, а тем более – здоровью или жизни. А с того, подчеркнул Макаров, что «нельзя даже допускать обсуждения возможности причинить ему какой бы то ни было вред».
 

НГ