К.Ташиев: Это равнодушное отношение к народу. Бедный мой народ, унижен, погрузившись в огромное горе!


- Камчыбек Кыдыршаевич, сразу после схода оползня на село Аюу-Сай в Озгоне вы побывали там, увидели на месте. Какая помощь была от правительства?


- Правильно, как только сошел оползень, мы сразу поехали в село Аюу-Сай Зергерского айыл окмоту. Как известно, на месте трагедии побывали мы: Адахан Кимсанбаевич, Ахматбек Келдибекович, Эльмурза Ракиевич, Алмамбет Матубраимов. Скажу как человек, побывавший и видевший там на месте. Я должен рассказать о замеченных вещах, как человек, работавший сам по выводу из опасных обстоятельств. Во-первых, мы сказали, что доведем до общественности произошедшее событие с людьми на месте так, как оно есть на самом деле, а также попросим соответствующие органы принять необходимые меры по  данному происшествию. 


Как только мы приехали, сразу стало видно, что в том месте нет ответственных людей. Там находился только глава айыл окмоту и глава одного управления Министерства чрезвычайных ситуаций. Больше никого нет. Ни акима района, ни губернатора области, ни министра чрезвычайных ситуаций или его первого, второго заместителя – никого нет. Народ сам по себе. Вели работу глава управления Министерства чрезвычайных ситуаций вместе со своими спасателями. Народ  плачет, утешает себя. Нет никого оказывающего психологическую помощь, кто бы успокаивал, говорил с людьми. Я вернулся, дав советы и рекомендации как человек, работавший в сфере чрезвычайных ситуаций. Народ ждет, что придет кто-нибудь и разъяснит. Если объемный оползень сползает ниже 3 метров, мы не можем спасти, для откапывания нет возможности. Это необходимо разъяснить народу. В том месте провалилась почва на глубину 8-15 метров. Мы ее не сможем изъять, для вытаскивания нет возможности. Нет бегающих государственных служащих, кто сказал бы: «Оставим место схода оползня как могилу для погибших, огородим окрестности, поставим памятник». Мы обо всем этом сказали, разъяснили.


Удивительно, почему нет больших людей с государственной ответственностью в том месте, где умирает 24 человека? Почему не днюют-ночуют  здесь аким, губернатор, министр чрезвычайных ситуаций? А ведь эти должностные лица должны были находиться там, учить народ, советовать, связываться, утешать. Никого из них нет. Не знаю, осведомлен об этом или нет глава государства. Поехавшие на место трагедии лица из власти, спикер постояли примерно 15 минут, сфотографировались и уехали. Народ остался наедине со своим вопросом. Пусть уехали сами, но надо было остаться государственным служащим. В принципе это стало равнодушным отношением к народу.


Например, 15 апреля 2008 года в Аксыйском районе сошел такой же оползень, задавил людей. Сразу после этого была создана комиссия на государственном уровне. Председателем комиссии был избран тогдашний государственный секретарь Нур уулу Досбол. В комиссию вошли губернатор, аким, я как министр Министерства чрезвычайных ситуаций, соответствующие люди из МВД, мы работали днем и ночью. Я со своими заместителями практически жил там. Мы вдвоем с Мукамбетом Касымалиевым вели работу в походных  условиях, разместились, расстелив на полу в одной комнате одеяло. Мы вместе с народом делили выпавшую на долю проблему, были вместе с ним, утешали. Если в таком месте находятся люди на больших государственных должностях, то и помощь начинает поступать, народ тоже успокаивается.  Здесь люди бы утешились, думая «есть наши главы государства».


Когда произошло происшествие в Нуре, губернатором был сегодняшний депутат Аалы Карашев. Мы вдвоем с Карашевым находились в одном помещении вагона, тесно поставив две кровати. Всю ночь продолжалось землетрясение. На следующий день приехали все государственные служащие во главе с президентом. Аалы Азимович не даст мне соврать, мы днем и ночью были с народом. А сейчас народ так страдает, но нет человека, который поехал бы, присматривал и был вместе с народом. Министр МЧС должен был безвыездно находиться рядом с народом. Где он ходит, какую работу ведет? Понарошку дает отчет президенту, но никто не присматривает за народом.


- В день вашей поездки выпал град, качественными ли оказались поставленные палатки?


- Да, они поставили палатки, внутри палаток глина, грязь. Не то чтобы человеку войти и прилечь, невозможно находиться внутри. Нет теплой одежды, постели. Ничего нет. Народ ходит на улице. Оползнем задавило 8 домов, а стоящие выше жители примерно 80 домов не знают, куда идти, ходят поверху горы. Видя все это, я огорчился униженным положением нашего народа. Я говорю об этом так, как оно есть на самом деле. У меня нет намерения делать из этого политику. Возможно, об этом не знает глава государства. Может быть, дают отчет по-другому. Но таким было положение, увиденное мной по приезду. Будь я министром, сделал бы по-другому. Работал бы, днюя и ночуя там. Мои заместители работали бы каждый по своему направлению. Увидев все это, я расстроился.


- Говорят, когда в селе Тосой в Озгоне произошло землетрясение и задавило людей, туда помчался Аскар Акаев. В Нуре тоже, как вы сами говорите, на следующий день поехал президент. Как вы думаете, почему наш президент не поехал?


- Мы не должны искать политику в подобной трагедии. В такое время будь то глава государства, или государственный служащий, мы обязаны выразить соболезнование каждому человеку, чей близкий погиб. Погибло 24 человека, еще раз скажу, я возмущен - раз на месте трагедии нет не то что главы государства, а простого заместителя акима, то на кого обопрется народ? Это равнодушное отношение к народу. Бедный мой народ, унижен, погрузившись в огромное горе.  Есть еще один вопрос, который нельзя обойти. 99% пострадавших оказались тюркской  национальности, не кыргызы. Следовательно, здесь мы должны подойти с очень большой ответственностью. А что, не смотреть на них, говоря «оказывается, не кыргызы»? Если бы не близкие этих бедолаг! Нельзя же бросать на улице: «Они не пожалуются, сами будут возиться со своим горем».


- Говорят, что перед трагедией им давали заблаговременное предостережение? В принципе, за сколько дней вперед выдается предостережение?


- Министерство чрезвычайных ситуаций издает книгу об опасных местах Кыргызстана. В каком месте может произойти наводнение, паводок, может сложиться опасное положение. Подсчитывается все, сколько человек там проживает, сколько домовладений имеется. В этой книге должно быть также село Аюу-Сай, попавшее в прошлом году в бедствие. Спросил у Министерства чрезвычайных ситуаций «вы давали заблаговременно предостережение?». «Да, дали трем домам предостережение», - говорит. Спрашиваю «когда проводили разведку той местности?». Информации нет.


Теперь все это должна расследовать прокуратура. У нас был принят специальный закон о гражданской обороне, в котором рассматриваются обязанности местных органов власти и ответственность соответствующих ведомств. Если на месте происшествия зарегистрирована гибель  человека, имеются ответственные, то их надо привлечь к ответу в рамках закона. Будет очень неправильным делом, если место гибели 24-х человек свалить на природу и сидеть.


- Вы и президент сразу же помчались, когда в селе Нура произошло несчастье?


- В Нуре бедствие случилось в 3 часа ночи. Уже в 7 часов утра следующего дня я был на том месте. В 7:30 часов утра ознакомил президента с положением. Президент спросил: «Какая помощь тебе нужна?». Я: «Пришлите вертолеты Министерства обороны». Он: «Зачем?». Я: «Раненых надо перевезти в Ош, госпитализировать в больницу. Дорога плохая, они могут не выдержать 12-часовую дорогу». Он: «Вертолет за сколько часов долетает?». Я: «За один час». Он: «Вертолет Министерства обороны прибудет через 1,5 часа. Прими все меры!». Через 1,5 часа прилетели 3 вертолета Министерства обороны, мы вывезли на них всех пострадавших людей. Мы вывезли и госпитализировали людей в Ошской областной больнице, спасли жизни многих людей. Не смогли спасти только одну 17-летнюю девушку, потерявшую слишком много крови. Надо ведь было принимать такие меры. В такие чрезвычайные ситуации у нас есть право задействовать вертолеты. Приказ с разрешением на это дает только один главнокомандующий президент.


К тому месту в Озгоне машина доезжает за один час, мы видели плохую дорогу. Надо же было принять меры в то время. В природном бедствии в селе Аюу-Сай не присмотрели за народом, не уделили внимания. Сопроводили приехавшего на  место трагедии главу правительства, спикера, занятые сами собой, проводили, а потом уехали. Уехали, подразумевая «остальное сами делайте». Это очень огорчительно.


Источник: газета «Жаны ордо» №16 от 12.05.2017/стр.9
 http://www.gezitter.org/interviews/59881/

Добавить комментарий

ПРАВИЛА РАЗМЕЩЕНИЯ КОММЕНТАРИЕВ:
1) Не допускайте в комментариях лексику, считающуюся ненормативной.
2) Не обсуждайте и не оскорбляйте личность автора статьи или авторов комментариев.
3) Не размещайте в поле комментария статьи других авторов или ссылки на них.
4) Комментируя статью, не отклоняйтесь от ее тематики и не размещайте в комментариях рекламную информацию.
5) Не допускайте в комментариях разжигания религиозной или межнациональной вражды, а так же сведений, заведомо не соответствующих действительности.
ПРИМЕЧАНИЯ: - Авторы публикаций не вступают в переписку с комментаторами и не обсуждают собственные с материалы. - Редакция не несет ответственности за содержание комментариев. АДМИНИСТРАЦИЯ САЙТА ПРЕДУПРЕЖДАЕТ - КОММЕНТАРИИ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ, СИСТЕМАТИЧЕСКИ ГРУБО НАРУШАЮЩИХ РЕКОМЕНДАЦИИ КОММЕНТИРОВАНИЯ СТАТЕЙ, БУДУТ УДАЛЯТЬСЯ НЕМЕДЛЕННО!


Защитный код
Обновить