Печать
Аналитика
Просмотров: 1099

Борьба ведётся несмотря на лица, должности, регалии и прочее.

Глава ГКНБ Камчыбек Ташиев объявил о начале второго этапа борьбы с коррупцией. По его заявлению, власти Кыргызстана условно разделили начатую непримиримую борьбу с коррупцией на три этапа. Во-первых, систематизация борьбы, во-вторых – усиление наказания за коррупцию, и в-третьих – проведение разъяснительных работ.

"А выполнили ли власти первое условие - систематизировали ли борьбу?" - этот вопрос задают президенту Жапарову и главе ГКНБ Ташиеву со всех сторон. О борьбе с коррупцией, дескать, было громко объявлено, как и о неотвратимости наказания. А что видим на самом деле? Коррупционеры задерживаются, в отношении их возбуждаются уголовные дела – после чего фигуранты отпускаются на волю и возвращаются к свободной жизни…

Борьба с коррупцией в Кыргызстане систематизирована – хотя бы в том плане, коррупционеры теперь задерживаются несмотря ни на что и вопреки всему. Борьба ведётся несмотря на лица, должности, регалии и прочее. Другое дело, что, как отмечают многочисленные "оппоненты", коррупционеры задерживаются и тут же отпускаются, заплатив энную сумму в доход государства.

Этот процесс в кыргызстанском обществе назвали кустуризацией. Грубо говоря кустуризация – это добровольное пожертвование в пользу государства, которое вносят чиновники, обвиняемые в коррупции. Чиновник, задержанный за коррупцию, добровольно прощается с деньгами, нажитыми преступным путем, и как бы откупается, как бы договаривается с государством: я, мол, вам возвращаю фактически награбленное, а вы меня милуете и не сажаете в тюрьму.

В этом смысле никто не станет спорить: первый этап борьбы с коррупцией выполнен. Реализован полностью. Жители Кыргызстана поняли: эта борьба касается всех и каждого, и под ее жернова рискует попасть всякий, кто привык класть в собственный карман то, что ему не принадлежит. Это в конечном счете и есть системность и неотвратимость.

Что в этом хорошего? То, что проворовавшийся гражданин осознал свою неправоту и решил на добровольных началах вернуть государству то, что взял незаконно. Какие еще плюсы? Гражданин, добровольно вернувший государству награбленное, не приобретает автоматически статус реабилитированного. Он по-прежнему преступник, хоть уже и расплатившийся за свое преступление. Он по-прежнему вор, хоть и признавшийся, и раскаявшийся, и возместивший ущерб. И он по-прежнему недостоин занимать определенные государственные должности. В большей или меньшей степени он – изгой, сохранивший на себе клеймо коррупционера.

Что плохого в пресловутой кустуризации? Только лишь то, что остальные граждане не чувствуют себя отмщенными. Считают себя обманутыми и обделенными: гражданин коррупционер их обокрал, обворовал, обобрал – и, с точки зрения обывателя, никак не наказан. Откупился – и свободен.

Народу, по большому счету, кустуризации маловато. Ему неважно, что уличенный в коррупции чиновник полностью возместил ущерб, смещен с занимаемой высокой должности, опозорен и теперь вынужден зарабатывать на жизнь как простой смертный. Народ ждет возмездия по полной программе, обещанного сурового наказания для каждого коррупционера.

И вот тут вступает второй этап объявленной борьбы с коррупцией, который генерал Ташиев обозначил как "усиление наказания за коррупцию".

Что значит "усиление"? Только то, что отныне каждый, кто замешан в коррупции, независимо от должности и положения, а также независимо от признания вины, раскаяния и готовности возместить ущерб, будет наказан строжайшим образом. Теперь коррупционеры будут не только возвращать украденное. У них отныне по решению суда могут конфисковать имущество.

А в особо запущенных случаях гражданин коррупционер рискует попасть в тюрьму – независимо от того, что он и кому возместил.

Когда на полную катушку заработает второй этап борьбы с коррупцией, третий этап – разъяснительная работа – может вообще не понадобиться. Потому что лучше всяких разъяснений работает личный пример: украл – обезжирили – в тюрьму… Значит, не воруй. И будет тебе счастье.

Согласно заявлению Камчыбека Ташиева, с вступлением в действие второго этапа он отказывается от семьи, родных и друзей. Это очень серьезно. Это значит, что если кто-то из близких генерала попадется на коррупции, он не станет их выручать и жалеть. Борьба развернулась нешуточная, отступать власти не намерены, и теперь каждый, кто имеет отношение к нетрудовым доходам, должен поневоле серьезно задуматься: одной кустуризацией дело не кончится.

Кто не спрятался – Ташиев не виноват.

Да и спрятаться вряд ли удастся.


 

URL: https://www.vb.kg/429839